k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Categories:

ВОЙНА. ЛУГАНСК, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ

y_a80f71e5
Михаил Коптев, руководитель театра "Орхидея"


ЛУГАНСК, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ
29.08.2015
Никакое рассуждение о потерях невозможно без сравнения двух параметров: как было и как стало. Не является исключением, разумеется, и сегодняшняя жизнь в Луганске. Чтобы понять, что мы потеряли, нужно помнить, как было до того.
В эпоху интернета противоядием от субъективности человеческой памяти является вечное хранение всех высказываний о том или ином предмете. К сожалению, у нас сейчас нет доступа к луганскому сайту «топ. лжи. юэй», где мысли луганчан о родном городе были представлены во всей полноте. Вместо сайта висит жизнерадостная надпись » Мы еще вернемся».
Но нам повезло: весной 2013 года известный дизайнер Артемий Лебедев, желая посетить наш город ( визит тогда состоялся, и Артемий был принят с подобающей скорее министру пышностью тогдашним мэром) в своем блоге проводил опрос о том, с чем у кого ассоциируется Луганск. Набралось около 1000 комментариев, причем высказались и луганчане, и люди, никогда не бывшие в городе.
Был создан виртуальный портрет города, который на этом портрете оказывался местом гиблым, похожим скорее на бандитский притон, малопригодный для жизни приличных людей.
По правде сказать, на местном топе выстраивались приблизительно такая же картинка.
Если сегодня послушать луганчан, которые больше года пребывают вдали от родного города, то вы с немалым удивлением услышите, что, оказывается, в 2013 году Луганск было если не раем земным, то недалеко от него ушел.
В чем тут загвоздка? Где правда о Луганске? Конечно, играет роль тот феномен, о котором емко сказано в поговорке « мы думали, что у нас черные дни, а потом выяснилось, что эти дни были белыми». Но не только в этом дело. Дело в том, что соответствующие оценки и два с лишним года тому назад, и сегодня, исходят от одних их тех же людей, людей, склонных проводить много времени в виртуальном мире и оценивать качество жизни по качеству потребления.
Причем им важно не просто потреблять, а потреблять определенные предметы определенным образом. Например, отсутствует представление о том, что основное предназначение еды - это просто утолять голод. Питание для данной группы экспертов - это культурно - эстетический акт. Кофе в любимом баре, в окружении определенных людей, под определенную музыку, например, это не тот же самый кофе, что в обычной забегаловке или у себя дома, даже если он сделан из зерен, находившихся в одном мешке.
В жизни таких пользователей огромную роль играет все, в названии чего есть слово «культура». Культурные вызовы, культуртрегеры, культурный дискурс, культурный пласт, тренд, культурология…. Как правило, они позиционируются как деятели культуры или, во всяком случае, люди, чья жизнь без нее не имеет никакого смысла.
И действительно, все люди такого типа сильно пострадали от войны. Тем или иным образом.
Судьбы их повторяют друг друга и вполне достаточно знать одну такую судьбу, чтобы примерно представлять себе все остальные. Поэтому лучшего эталона, чем Михаил Коптев и придумать нельзя.
Кто такой Михаил Коптев - никому в Луганске не нужно рассказывать. Интересно, что до войны введение в поисковик Яндекса слова «Луганск» первым долгом приводило к ссылкам на театр « Орхидея», бессменным руководителем которого Михаил проработал больше двадцати лет.
Михаил дал за свои жизнь сотни интервью. Я не помню сейчас, спрашивал ли кто- нибудь о том, в чем конечный смысл его деятельности, а если спрашивал, то каковы были ответы.
Очень может быть, что Михаил отвечал и так:
- Я хочу принести культуру в затхлую, провинциальную совковую атмосферу Луганска и его окрестностей.
В любом случае, так отвечали многие другие культуртрегеры довоенного Луганска. Они «просто хотели принести дух свободы и цивилизации в затхлую, совковую, атмосферу Луганска». Верно и то, что их усилия часто «никто не оценил по достоинству». То есть, например, хотя представления Михаила пользовались определенным успехом, но, конечно, стадионы театр «Орхидея» не собирал.
От товарищей по культурному цеху довоенного Луганска Михаила выгодно отличало отсутствие обиды на луганчан, которые ценили его не так высоко, как, быть может, ему хотелось. Другие культуртрегеры воспринимали подобное весьма болезненно.
Изменения, произошедшие в его судьбе, в связи с войной, сам Коптев вполне описал в недавнем замечательном интервью. Изменения эти сводятся к тому, что все модели, работавшие театре, разъехались и, фактически, театр прекратил существование. Правда, в Луганске сейчас хватает красивых женщин ( хотя Коптев вовсе не настаивал, чтобы в «Орхидее» работали девушки с эталонными параметрами). Но что-то мешает возобновить работу театра. Что именно - об этом история умалчивает, и сам Михаил тоже.
Нечто подобное случилось с очень многими людьми, которые «смотрели культуру» довоенного Луганска. С писателями. С философами. С фотохудожниками.
Кто-то уехал. И глядит сейчас на Луганск издалека и без радости. Кто-то остался и продолжает делать то, что делал до войны, неизменно вызывая нарекания коллег из внешнего мира, которые полагают, что быть сейчас в Луганск философом, фотохудожником, артистом просто невозможно, потому что невозможно никогда.
Меж тем, у уехавших и оставшихся культуртрегеров есть нечто общее. Как те, так и другие не смогли ассимилировать в свое творчество реальность и происходящие в ней изменения.
Зайдя, допустим, сегодня на страничку луганского поэта, мы почти не найдем там мыслей и рассказов о сегодняшнем Луганске, о мире, о войне, о людях и о том, что с ними случилось. Куда более вероятно, что поэт сообщит о своем новом сборнике или, в лучшем случае, выложит рассказ о том, как съездил на море.
Причем пойнт этого рассказа даже не будет акцентирован. Сводится же он к тому, что именно означает вообще сегодня в Луганске СЪЕЗДИТЬ НА МОРЕ. Насколько это доступно всем и каждому. И, судя по всему, сам поэт, этого пойнта не ощущает. Поскольку всех и каждого вокруг себя он и прежде не видел. И в связи с войной не раскачался на это.
Войны многие наши пассионарии просто не заметили.
Теоретически всем понятно, что луганские потери не сводятся к приостановке деятельности театра «Орхидея» или работы киноклуба «32 мая».
Потери эти колоссальны, в человеческом, моральном, экономическом исчислении. Но чтобы это заметить, надо НЕ быть луганским поэтом, писателем, философом, режиссером…
Поскольку именно люди, которые позиционируются как духовная элита, менее всех склонны замечать, что происходят в наружном мире, в той его части, которая не вмещается в их эстетическую концепцию. И единственная потеря, которая им вполне понятна, как правило, вполне описывается словами:
-Луганск потерял МЕНЯ. Я поставил точку в своих попытках принести культуру в затхлый, совковый мир этого города и уехал из него НАВСЕГДА.
( Если философ или колумнист уехал)
Либо же:
- Я давно не дарил луганчанам своих новых стихотворений. Спешу компенсировать им это ужаснейшее лишение.
( Если поэт остался в городе)
При такой духовной элите и бандитов с большой дороги не надо.

Примечание:
Еще один тип "потерянных" луганчан:
1342760168_1

Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    С Днем Футбола! Стадион в Питере. А космос-то, братцы, никуда не делся. Он просто в футбол перешел.

  • (no subject)

    История о том, как Александра 111 посмертно наградили магендавидом, и немедленно лишили награды, даже лучше, чем стена плача в центре Москвы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • (no subject)

  • (no subject)

    С Днем Футбола! Стадион в Питере. А космос-то, братцы, никуда не делся. Он просто в футбол перешел.

  • (no subject)

    История о том, как Александра 111 посмертно наградили магендавидом, и немедленно лишили награды, даже лучше, чем стена плача в центре Москвы.…