k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Categories:

Подлинная история Павла Беспощадного

"Донбасс – огромная кладезь ископаемых – и в прямом, и в переносном смыслах. И рано или поздно любое ископаемое возьмут добрые руки, извлекут из него свет и жизнь. И не важно, что это за ископаемое – уголь, соль ли, поэзия или произведения искусств.

Беспощадный… За этим псевдонимом, угрожающим и жестоким, скрылся Павел Григорьевич Иванов. Свой литературный путь он начал в то время, когда такие «говорящие» псевдонимы были модными в литературной среде. Откуда взялась эта мода – сложно сказать. Может быть, вина в этом Максима Горького – одного из властителей дум людей начала ХХ века. А может быть, таким был настрой всей эпохи. Вот и появились на свет в русской литературе Иван Приблудный, Демьян Бедный, Артём Весёлый, Михаил Голодный… В этом ряду совершенно уместно впишется «Иван Бездомный», которого просто не могло не быть, поэтому его и придумал Булгаков – как яркое свидетельство всей эпохи.

Среди имён обычных, заурядных,
Как отзвук нескончаемых атак,
Он выбрал имя – Павел Беспощадный,
И с этих пор подписывался так.
Фамилия безжалостная эта
Уместнее была наверняка
Не на стихах лирических поэта,
А на стальных бортах броневика.

Так написал о Беспощадном Ярослав Смеляков, очень верно уловив тот диссонанс между псевдонимом автора и содержанием его стихов. Этот диссонанс не удивителен, поскольку не следует забывать, что Павел Беспощадный был шахтёром. Представление о шахтёрах как о грубых, чёрствых, жестоких и беспощадных людях распространено только у тех, кто не знаком с шахтёрами или предвзято к ним относится. Тяжелая изнурительная работа с большим риском для жизни делала людей грубоватыми и простыми, но под этой грубоватой «толстокожестью» билось искреннее, живое и отзывчивое сердце. Горняки (как в старом Донбассе называли шахтёров) как никто другой тянулись к жизни и ценили её. Никто другой так не поспешит на помощь человеку, как шахтёр. А своеобразное «шахтёрское братство» сродни братствам однополчан и соратников, прошедших смертельные испытания и выживших вопреки всему. Нерастраченную свою любовь к жизни шахтёры, измаявшиеся среди каменных пластов и глыб, выливают в заботу над своими садами или голубятнями. И эта забота над птахами, лелеяние каждого ростка в сухой степи – проявление извечной тяги человека к жизни.

Беспощадными, но не жестокими шахтёры были к врагам, что подтвердилось и в годы гражданской войны, и в Великую Отечественную, и в боях с карательными войсками Украины. Примечательно, что все три случая объединены одним – стремлением горняков Донбасса сохранить свой дом, свою свободу и честный труд, счастье своих детей. Всё то, что называется Родиной и является прошлым, настоящим и будущим каждого человека.

Путь в литературу всегда труден. Ещё сложнее найти своё место в литературе, сказать несказанное. Горняк Павел Иванов вошел в литературу с приложением неимоверных усилий. И если бы свои первые литературные шаги он начинал не в 20-е годы прошлого века, а, скажем, на два-три десятилетия раньше, то получился бы случай, созвучный вот этой дневниковой записи Владимира Короленко за 1890 год: «Опять самородок и опять – неудачник! Господи, сколько этих бедных русских самородков, и как они несчастны!.. Чувствовать в себе такой запас сил, который других выносит далеко и высоко, и знать, что всех его усилий хватило лишь затем, чтобы пробиться от кочегара – до плохого стихотворца… Сила таланта ушла на борьбу с безграмотностью, на то, что другим даётся ещё в детстве, без усилий, готовым».

Могло быть и так. Родился Павел Иванов 12 июля 1895 года в крестьянской семье в старинной деревне Сеславль Смоленской губернии (сейчас село это находится в Брянской области и почти оставлено жителями – по данным на 2010 год в нём проживал лишь 1 человек). Места эти живописные, но уже в те годы они испытывали хозяйственный упадок. Экономическое неблагополучие заставляло крестьян покидать родные края и искать лучшую долю в других местах. Вот и семья Паши в 1907 году покинула Смоленщину и уехала в Донбасс – туда, где нужны были рабочие руки
Бессмысленное прожигание жизни в безделье и осознании своего нахождения на обочине жизни мы находим в среде донбасской интеллигенции того времени – среди конторщиков, технической интеллигенции, медицинских работников. Особенно рельефно это изображено в фельетонах Аркадия Аверченко, который сам некоторое время работал конторщиком на станции Алмазная в Донбассе. И его фельетон «Молния», например, не только говорит о неосмысленном прозябании интеллигентов в Донбассе, но и об их полном отчуждении, отмежевании от горняков. Казалось бы, одни, более интеллектуально развитые, должны были подтягивать других, вести за собой. Но увы, картина была иной – существовали два мира, практически не пересекавшиеся, не любившие и не понимавшие друг друга. Считающие себя лучше и образованнее конторщики, приобщившиеся к благам цивилизации и культуре, постепенно деградировали, спивались, нравственно и духовно погибали. Их судьба оказывалась такой же безрадостной, как и судьбы горняков.
Представить, что в этой среде, среди побоев, унижения, мата, изнуряющего труда, царствия немытого физиологизма может зародиться стремление к познанию, почти невозможно. И уж совсем невероятной представляется возможность в таких условиях овладеть грамотой** и – о чудо! – попытаться писать стихи. Но, впрочем, не таков ли был путь на вершины науки Ломоносова? Чем сильнее сопротивление среды, тем твёрже воля, тем осознанней выбор.

В уже зрелом возрасте Павел Беспощадный писал о своём детстве, сам поражаясь своему упрямству в тяге к литературе
Большевицкую революцию в Петрограде Донбасс встретил восторженно. Полыхнуло пламя огня, война разлилась по всей Российской Империи и затопила Донбасс. Удивительно, но даже в годы гражданской войны шахты Донбасса продолжали работать, продолжали давать уголь. Заводы продолжали варить сталь, выпускать паровозы. Уж так устроен донбасский рабочий характер, что не позволяет себе простоев, не позволяет себе бессмысленного прожигания жизни.

Павел Иванов уходит в Красную Армию и ведёт борьбу за власть Советов. Его приверженность социал-демократическим идеям – не что-то отстранённое, не прихоть или увлечение экзотическими сказками. Сама донбасская жизнь выступала наглядной антипропагандой всего прежнего экономического, политического, социального укладов Российской Империи. Это в Москве или Петрограде можно было найти томно вздыхающих по старому дворянскому или купеческому прошлому. Отвергнуть старое было жизненно необходимым для Донбасса, поскольку это старое кроме нищеты и боли, беспросветной тьмы ничего не несло. Будущее социал-демократов было красивым и по народному представлению справедливым. Именно это подкупало и Павла Иванова, и тысячи горняков Донбасса.

В Донбасс Иванов возвращается в 1921 году, в свой родной Селезнёвский рудник, который при новой советской власти получил название «Парижская Коммуна». Здесь он работает на шахте, пишет стихи. В 1924 году на митинге шахтёров, посвящённом смерти В. И. Ленина, Павел Иванов выступает перед публикой со своим стихотворением, посвящённом вождю мирового пролетариата. Это было его первое публичное выступление, первое, потому и дорогое. Ему было 28 лет, казалось бы, уже слишком поздний возраст для вхождения в литературу. Его сверстник Сергей Есенин уже давно занял прочное место в русской литературе. А Павел пока ещё писал стихотворения крупными печатными буквами и робко носил их в редакции донбасских газет.

Но газеты его стихи не печатали. Где пренебрегали безграмотными** строчками, а где – не видели смысла печатать «стишки» простого горняка. Первой же «публикацией» Павла Беспощадного стало написание мелом собственных стихов на бортах шахтных вагонеток"

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1338106346302816&id=100003103909270

Подлинная же история здесь:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%89%D0%B0%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9,_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Родился 30 июня (12 июля) 1895 года в селе Всеславль Смоленской губернии[3]. В 1907*—1917 годах работал шахтёром в Донбассе, на Селезнёвских рудниках (ныне город Перевальск, Украина), с 1918 по 1921 годы участник Гражданской войны. Первые стихи опубликовал в 1924 году в газете «Кочегарка» (тогда «Всероссийская Кочегарка») — город Артёмовск (Бахмут). Тогда же оставил шахтёрский труд и перешёл работать в отдел писем газеты. Активно работал над объединением донбасских литераторов в Пролетарский союз писателей «Забой». В 1932 году переехал в Горловку, куда была переведена редакция газеты «Кочегарка». В 1941 году был эвакуирован в Среднюю Азию (на фронт не попал по состоянию здоровья). Сразу после освобождения Донбасса вернулся на Украину, сперва в Краснодон, потом в Ворошиловград (ныне Луганск). В начале 1950-х годов навсегда вернулся в Горловку. Заслуженно считался патриархом горловского литературного движения.

Умер поэт 25 мая 1968 года в Горловке

*В 12 лет в забой взяли, клятый царизм, да.
**История целомудренно умалчивает о том, удалось ли Павле Беспощадному получить хотя бы начальное образование. Но так ли уж это необходимо, чтобы многие годы работать в редакции и руководить литературным движением Горловки, вот вопрос.
Актуальность которого, видимо, по традиции, не исчезла по сей день.

Стихи:
http://narzur.ru/article/17174
Subscribe

  • (no subject)

    Мужской Зин или история о том, как блогер умирал голодной смертью на 60.000 ( а затем даже на 40.000) рублей вчетвером (с женой и двумя маленькими…

  • (no subject)

    Прочитав этот пост, можно прийти к выводу что общество совершенно беспомощно перед Казанскими, Керченскими и всеми прочими грядущими " стрелками".…

  • Балаганов и личностный рост

    6.400 рублей по курсу 1930-х годов ( время создания романа) 6. 19.07.1937 - Установление исчисления рубля на базе американского доллара.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments