June 2nd, 2012

ангелочек

ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ НОМЕНКЛАТУРА.

То ли я один такой умный выискался. То ли другим просто не хочется видеть простого: современная надводная великая русская литература - это великая номенклатура. Все номинанты и звезды которой назначены, как секретари обкомов партии и райкомов комсомола. С молодыми писателями это видно больше всего.
Читаю статью в Википедии о Паше Ангелиной, Зое Космодемьянской русской литературы. Этот человек закончил заончил журфак в 2004 году , после чего ВОРВАЛСЯ в русскую литературу с эссе, где сопоставлялись идеи Шпенглера и тезисы из рассказов Татьяны Толстой. Из чего неопровержимо вытекало соображение, что русская литература НУЖДАЕТСЯ в коренных ПРЕОБРАЗОВАНИЯХ.С тех пор у Зои набежало пять тысяч публикаций в толстых российских журналах. Десять наиболее престижных литераурных премий.Какие-то должности в руководстве семинаром молодых писателей.Пост в комиссии по премированию .
Доступно ли все это без прямого назначения указанием первой инстанции?
И эта чудесная биография существует не в единственном экземпляре. Вырастили целый пучок каких-то очевидных "Нашистов" , которые по должности должны "заряжать прогнившую русскую литературу" своим "молодым задором" и маниакальной жаждой перемен.
Что всегда приятно, надо понимать. Не говоря о том. что за последние двадцать лет тотальное доверие к переменам как таковым сильно пошатнулось, я справедливо задаю вопрос о том, что в эстетической области перемены могут быть только эстетическими. Не идет же речь о том, чтобы столики в ЦДЛ поменять, не так ли? И вот в эстетической области я не вижу ни унции чего-то новенького. Унылые поделки Шаргунова на порядок хуже, чем повести его исторического предшественника, автора романа "Как закалялась сталь". А эпосы на этнической подкладке оправдавшей все мыслимые недежды Аннушки Г. навевают тоску раз в десять быстрее, чем романы нацмена Чингиза Айтматова и Фазиля Искандера.
Тем не менее существуют вполне зрелые мужи, они же "молодые писатели" ( В России можно и в 50 лет быть молодым писателем), которые надеются и верят, что настоль понравятся этим девулям, то те возьмут их к себе... куда-нибудь. Возможно. Должность дворецкого в богатом доме российской литературы, вероятно, вакантна. Остро нужны официанты в рестораны и кафе при Доме Литераторов. Всегда имеется спрос на мальчиков на побегушках
А в общем, ничего, кроме хорошего. Основные институты советской власти выдержали прямое попадание нейтронной бомбы. Треснули только таблички. Их в срочном поряде заменили на новые. И большой райком немедленно наполнился молодой порослью. Они так чисты и свежи. Но начальственные интонации у них уже поставлены с элитного номенклатуртного садика. . А если есть повелительный крик секретаря райкома:
-Захар!
То всегда найдутся и те, кто откликнется на его:
-Чего изволите?
Хотя вне этого контекста Захар - это богобоязненный широкообразованный человек, гомофоб а, возможно,и майор.

И правда, что может быть лучше для боевого офицера, чем устроиться дворецким в благородный райком современной русской литературы?
ангелочек

БОКОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ВЕРТИКАЛИ.

Вячеслав Курицын одарил публику новым эссе. Очень коротеньким и миролюбивым. В данном тексте он буквально в нескольких абзацах разобрался с судьбой российского постмодернзма. Краткое содержание статьи:
1. Рассказ о том, как Слава ждал прихода постмодернизма, рассчитывая на то, что разрушение тоталитарной эстетической вертикали приведет к порождению множества локальных культур- мелких, но теплых.
2. Как его надежды не сбылись.
3. Суть несбытия:минуя этап зарожения малых культур, люди сразу повернулись лицом к арт-менеджменту. Сообразив, что куда интереснее быть дизайнерским лицом фирмы по выпуску прокладак, нежели терять лучшие годы, создавая артобъекты. Ибо дело это хлопотное и неблагодарное.
3. Что самое обидное- не сложились литературные микрокультуры. Среди общего опустошения возвышаются три утеса, Сорокин, Пелевин и Акунин, которые самовозвелись еще в эпоху застолья, не обратив внимания на автоматчиков на вышке тоталитарной эстетической вертикали.
Почему не сбылись надежды Вячеслава К, о чем он, впрочем, будучи и сам арт- менеджером, не очень печалится? А вот почему.
Молясь о русском постмодернизме, Вячеслав хотел не постмодернизма "вообще", а постмодернизма, "как у них", то есть на "загнивающем" Западе. То ли он не утруждал себя уроками истории и обществоведения, то ли прогуливал занятия по МЛФ, но как бы там ни было, тезис о том, что бытие определяет сознание, прошел мимо его ушей или застрял там, как анекдот про дедушку Ленина. И простая мысль, что культурная ситуация является продолжением историчесой, экономической и социальной, ни разу не посетила мечтателя. "Мелкие но теплые" западные культурочки завелись не от грибного дождя, а как продолжение принципа уважения к приватности , происхождения которого разжевывать не буду, потому что это уведет слишком далеко от предмета разговора. Западный мир с самого начала был суммой "эго", договорившихся о том. что они друг друга не будут мочить в сортирах. Ибо худой мир лучше хорошей войны. И так, не борзея можно всем и ужиться.Искусство на Западе - разновидность малого и среднего бизнеса. В слове "частный театр" акцент ставится на прилагательном. И уважение к театру- это просто разнвидность уважения к бизнесу, не более..
Когда случилось то, о чем мечтали русские постмодернисты - падение вертикали эстетического тоталитаризма, то среди ее руин оказались люди совершенно не понимающие, как им жить в мире абсолютной свободы от цензуры и руководства иедеологическим отделом обкома.А во-вторых- совершенно не приспособленные к тому, что искусство - это просто бизнес.В силу русского максимализма те, кто в этом сумел сориентироаться, на пути переобучения потеряли первую часть утверждения "искусство, это просто-", и сохранили только "бизнес" . Неофициальное искусство СССР было зеркальной копией, отражением в воде официального. Наполовну оно состояло из описаний ужасов тоталитарной жизни, от очередей до ГУЛАГа. В сущности, именно присутствие "вертикали" давало принципиальную возможность появления андеграунда, который андеграундом- то в общем и не был никаким. Нужно далеко зайти, чтобы считать театр на Таганке, стоящий в центре Москвы "андеграундом". Кроме того, у "андеграунда" имелась общественная задача: подтачивать тоталитаризм. Когда тоталитаризм рухнул, задача оказалась выполненной и пропал смысл для существания целых культурных миров, например, социального рока ( а весь русский рок был социален).
В сухом остатке остались люди, взвинтившие себя тренингом на тему того. что искусство - это бизнес ( без искусства и тире) и безработные социальные рокеры, социальные литературные обличители - Войновичи, Солженицыны,соцартисты в области живописи и артисты театров на Таганках.
В области национальных литератур пока что досасывается сверхидея о свергнутом "москальском иге" и пережевываются в повестях страдания предков , иногда реальные, о больше- вымышленные. Выжили только арт- бизнесмены. При полном отсутсутвии "Арта". Но бизнемену это на "тьфу". Когда ничего нет, он торгует воздухом. Что мы и видим.
Можно было бы еще поговорить о внутреннем устройстве российского художника, писателя, артиста. Интересным в данном случае является тот факт, что внутренее устройство это воспроизводит ту самую "вертикаль", которая снаружи повержена. Есть смысл подумать - что было раньше, курица или яйцо, тоталитарное сознание русских людей или их же тоталитарное общество ( и все общественные институты). Но это более обширная тема. Вертикаль эта может быть описана несколькими способами. Ну, например, с точки зрения представлений о собственных задачах: русский мастер стремится, во-первых, охватить своими работами ВСЕ, а во-вторых, призвать под знамена своих идей ( а они есть всегда,и хотя бы и ничтожны по масштабу, их значение объявляется космическим) ВСЕХ. Не будет преувеличением сказать, что любой российский творец понимает себя не как ремесленник ( это слово - ругательно), а, скорее, как парторг - это в лучшем случае, Или -глава секты ( в худшем). Таким образом, буде в Росии образовались бы "многие и многие артистичские цехи", это были бы не теплые и уютные мастерские, а мрачные секты, которые требовали бы от своих адептов ( фанатов) безоговорочой преданности и не прощали бы даже однократных походов к конкурентам.
При всей своей противности сверхидея насчет того, что "деньги - превыше всего" в приложении к миру искусства, оказывается более теплой и гуманной. чем прирожденная паранойя всякого русского артиста и писателя, его мессианкий замес и ожидание толп преклоненных зрителей , идущих на великий спектакль, который наконец-то расставит все точки над "И" - "На дне". "В унитазе". " По Понятиям" и т. п.
Ибо западный зритель привыно ждет от искусства развлечения, и писателя не унижает отношение к нему как к шоу- мену. Наш же никогда на это не пойдет и будет трындеть до последнего, что он пришел, чтобы дать людям Правду.Даже если способен только изрыгнуть пару еврейских анекдотов и даже если пришел откровенно и нескрываемо за высокими гонорарами.Есть ли выход из этой ситуаиии? Нету. Потому что и входа в нее нет. Мы никуда не входили. . Мы просто меняли угол вертикли. В глубине души понимая, что из одной разрушенной вертикали не сошьешь миллион шуб и вертикаль просто нужно на время разместить на боку, чтобы, когда прийдет час, с помощью лебедок и кранов вернуть ее в исходное полоение.