October 13th, 2016

ангелочек

Всякие лихие

https://gorky.media/reviews/stepnoj-polk/
На "эстетике 90-х", "мира в котором лишнего ничего нет и не надо" ( разумеется, кроме чистой идеи, притом она существует в широком спектре от коммунизма до "казацкой воли", а от казацкой воли, грубо говоря, к простому обогащению), кроме Луцыка и Саморядова прокачались явным образом такие авторы, как, например, Жадан, а в неочевидном виде она существует даже у Звягинцева.
Вопрос ведь не в том, что способность и тяга к цивилизации- это то, что для героя существуют тонкие особенности одежды, и одних названий ресторанов он держит в уме три сотни, градуируя их по сотне признаков, "в одном можно поесть хорошие суши", в другом нельзя и пр.

Вопрос в том, что можно быть свиньей или даже плесенью (тут подразумевается не моральная сторона дела, а лишь отсутствие поведенческих выборов), зная про эти рестораны, про цены на часы и машины, дорожа присутствием в своей жизни особенных ресторанов, часов и машин и нервно опасаясь истощения " мира часов" Впрочем, тут, конечно, вопрос в совокупности генеральных аффектов. При достижении суммы привязанностей к цивилизации критического числа русский рассказ или роман становятся просто- напросто рассказом или романом французским, даже если автор пишет на русском языке.
Последний раз о мире, где сумма цивилизационных примет и привязанность к ним героя еще не мешает ему быть русским, писал Толстой.
Бунин писал о таком мире уже во Франции, поэтому конечно, "Темные аллеи" - французские рассказы. Да и то в них пропорция цивилизации и "космического ветра" 50: 50. Предполагается что это влияние "изгнанничества".
Ну, как сказать.
После 1917 все постепенно шло к тому ( с точки зрения литературы), что человеку принадлежит только собственное тело, и дурак любой, кто думает иначе. И опять же, не ради морализаторства, а в неявном виде. Какой-бы сюжет и сумму примет не строил русскоязычный автор, за всем маячило, что все это пустое, что в руках у героя хлам, не больше, и надо бежать, бежать, спасая то единственное, что есть. А кто сам не побежит, того унесет ветром. Как вариант: остаться можно, чтобы развлечь себя священной войной. Но в ней все проиграют.
В 60-х годах у советских писателей уже был нарощен мускул буржуазности, например, Трифонов. Но все это было ненадежно, мелко, истерично, как все эти борения за квадратные метры, очередь за торшерами...
С торшером против космического ветра, ага.
На этой дрожащей истерической ноте буржуазность, сытость, благополучие просуществовала в прозе русскоязычных авторов по сей день, даже в романах и повестях о жизни олигархов и хипстеров. За всеми этими приобретениями героя стоит тень космического ветра, который может все это снести вмиг и выбор лишь в том, чтобы либо цепляться за это все зубами, либо просто не привыкать.
Однако, уверенная буржуазность- это не только количество нулей на счету и непробиваемость стен особняка. Но в куда большей степени - способ взаимоотношений между героями, темы, на которые они говорят, их обеспокоенности.
И в этом смысле дистанция между героями Толстого и современного романа измеряется парсеками.
Например, потому что Анна Каренина любит Вронского не только за то, что он " живет на Рублевке" и развитие отношений полагает не в том, чтобы он " записал на нее домик".
с другой стороны - трудно представить себе Вронского, который рассказывает друзьям, сколько заплатил за новый хронометр, или борется за звание успешного человека историями про то, сколько раз за год обращался к услугам туроператоров.
ангелочек

ЧУЧЕЛО

https://rg.ru/2016/10/11/reg-cfo/pochemu-nelzia-zamolchat-dikuiu-vyhodku-u-muzeia-gulaga.html

Члены мало кому известного РКСМ (Революционного коммунистического союза молодежи) совершили дикую выходку на грани мракобесия. У входа в Музей истории ГУЛАГа повесили манекен с портретом Александра Солженицына, а под ним примитивное стихотворение с хамским резюме: "Он Родины своей - первейший враг!".

Владимир Лукин, глава Паралимпийского комитета:

- Я считаю, что это безобразная выходка. Думаю, что это симптом и очень плохой. Не буду характеризовать этих людей, они вполне всем понятны. Хочу обратить внимание на самое очевидное - это вызывающе антипатриотический поступок. В таком виде выражать недовольство и несогласие с жизненной позицией лауреата Нобелевской премии, человека, пользующегося всемирной популярностью, являющегося гордостью нашей страны и культуры, это значит быть просто оборванцем и охломоном. А отнюдь не патриотом


А я думаю, это слава. Вернее, одно из ее обличий.
Вот кто из ныне пишущих поручится, что к его столетию его не только будут читать, но даже думать, что лично он у читателей украл колбасу. Причем до такой степени, что раскачаются повесить его чучело?
То-то же.

и тоже интересно, каковы продажи произведений Александра Исаевича в 2016 и вырастет ли их число после "дикой выходки" комсомольцев ("на грани мракобесия")?
ангелочек

(no subject)

Про обстрел Алеппо двадцать минут рассказывают в новостях. Про Первомайск и Стаханов- ни гу-гу. На Донбассе мир-мир, все хорошо. Семимильными шагами идем в направлении, проложенном Минскими соглашениями.



http://lug-info.com/news/one/kievskie-s​iloviki-obstrelyali-stakhanov-povrezhden​y-tri-zhilykh-doma-narodnaya-militsiya-1​7995
Киевские силовики за минувшие сутки нанесли артудар по Стаханову и пять раз обстреляли позиции Народной милиции ЛНР. Об этом сегодня сообщили в оборонном ведомстве Республики.

"С направления (села) Новозвановка из 152-мм САУ 2С3 было выпущено шесть снарядов по городу Стаханов. Частично разрушены три жилых дома на улице Мариупольской", - рассказали в Народной милиции.

Также с направления Новозвановки по районам сел Калиново и Калиново-Борщеватое велся огонь из минометов калибра 120 мм и автоматических станковых гранатометов АГС.

Район Калиново также был обстрелян с направления села Новоалександровка из 120-мм и 82-мм минометов

http://lug-info.com/news/one/kievskie-s​iloviki-obstrelyali-pervomaisk-est-razru​sheniya-narodnaya-militsiya-18091
Киевские силовики за минувшие сутки пять раз обстреляли территорию ЛНР, в том числе город Первомайск. Об этом сообщили в Народной милиции ЛНР.

"В ночь на четверг с направления Попасной было выпущено 11 мин из 120-мм миномета по территории Первомайского механического завода и МЧС в Первомайске. Есть разрушения", - уточнили в оборонном ведомстве Республики.

Также с направления Попасной минометному обстрелу подверглись и позиции Народной милиции в районе Первомайска.

С направления села Новозвановки по району села Калиново велся огонь из 152-мм артиллерийских орудий и станковых противотанковых гранатометов СПГ.

Район памятника князю Игорю подвергся обстрелу из стрелкового оружия с направления Станицы Луганской.
ангелочек

СВОИ И ЧУЖИЕ

http://blackabbat.livejournal.com/329422.html
У русских психология очень-очень богатых людей. У которых всего страшно много. Земли, нефти, золота, соболей, икры, населения, писателей.... Поэтому если приморить немножко народу, то не беда. И если разбить в море сто танкеров с нефтью, тоже не беда. Потому что останется еще много ( и людей и морей). И если провести парад Незалежностей и отпустить погулять одну шестую территории- тоже нормально... Остаток будет простираться от Изварино до Японии. Тысяча Франций, наверное.
И писателей можно высечь на конюшне, тоже не беда. Потому что остается еще миллион. Вот, на фотках у Русанова сходняк " донецких и луганских писателей". Там человек тридцать поместилось. А сколько в кадр не влезло?
В какой-нибудь Хорватии ( или Украине) один- единственный писатель, средненький, и они его в задницу целуют и суют во все дырки. В том числе русские. Пока русским не покажется, что Слободан Чаушеску- великий человек. Потому что свои давно надоели и вообще они Ленина любят (или Ленина убили).
На самом деле это иллюзия. "Опустить" всю русскую литературу можно за недельку- две прилежного труда. Это первостепенную. То, что останется, об это и руки лень марать.
То же с землей. То же с соболями и икрой. С нефтью и золотом. То же с населением. Оно не железное. И если прихватить за горло, то скоро затихнет и не будет путаться под ногами у чудесных грузинов или чудесных украинцев или чудесных литовцев.
Защищать Шаламова от критики я не вижу смысла. Мы в данном случае имеем иллюстрацию идеи, которая кажется автору поста неоспоримой " гений и злодейство есть вещи несовместные". На самом деле отсутствие "справедливости" вещь настоль глобальная, что распространяется даже на эту сферу.
Кроме того, в концепции "гения и злодейства" пропущен один важный пункт- искупления. Если у Шаламова и есть " отдельные недостатки", то они с лихвой искуплены ужасом его жизни. Человек в позиции " и поделом ему" за счет одного этого высказывания оказывается на шкале морали в таком месте, до которого Шаламову не дотянуться, даже если бы он при жизни грабил детские дома.
Главное, что Шаламову инкриминируется, это то, что он не все видел, не все понимал, не про все написал. Логика подвалов Лубянки:
-Вы не донесли, хотя были должны, если вы говорите, что не видели, то обязаны были видеть. Вы говорите, что это было в другом городе. Вы обязаны были зайти в интернет и узнать, ну и что, что в 1937 году не было интернета...
Ну и главное, вопрос о том, что аморальность писателя ведет к порче его текстов, закрывается двумя кликами. Открываем рассказы Шаламова. Читаем.
Фантазии на тему загробной участи Шаламова ( и вообще кого бы то ни было) на мой взгляд, моветон.
А то, что Шаламов только " своих" любил- ну, это беда небольшая. У него еще поучиться надо многим, потому что любить своих- это все-таки любить. И иметь их, своих этих, тоже не всякому дано. Так что "любить своих" непросто и порознь и уж тем более одновременно.
Повезло тому, что своих имеет и может их любить впереди чужих.
Тем более, чужим едва ли любовь чужого и требуется. "Не оценят".
Кстати, в 2016 году, в том же Донецке наибольшую активность проявляют писатели- фантасты. Это я к чему? Тут без интернета все видно и слышно. Казалось бы- нельзя не заметить и не написать.
Увы, пишут про миры Матриц и Путешествий на далекую планету.
И не подкопаешься насчет того, что интеллигенты в донецком фэнтези- точь в точь как воры в законе. Потому что ни тех ни других нет в числе героев.