October 29th, 2016

ангелочек

НЕМНОГО ВНИМАНИЯ

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10154190538609200&id=588919199
"Вот хочу сказать пару слов о нашей цензуре, о которой сейчас все заговорили с легкой руки Звягинцева.
Не знаю что там у творцов, но я про журналистику.
Наша главная проблема состоит не в присутствии, а в отсутствии цензуры.
И мне кажется очень странным, почему это до сих пор так плохо укладывается в голове нашей публики.
Надо признать очевидную вещь - если нет цензуры, значит, нет внимания к прессе со стороны гос-ва. Это значит, что мы с вами государству нафик не нужны.
Так уже было и с наукой, и с сельским хозяйством, и с промышленностью и с разными другими хорошими вещами. Невидимая рука рынка быстро засунула эти отрасли во вполне видимую задницу.
Теперь то же самое происходит с медиа.
Свобода слова в нашей российской журналистской реальности свелась к тому, что можно говорить что угодно и как угодно. Нам вообще никто не указ."


Гражданке Андреевой не хватает внимания. Она хочет цензуру, предполагая, что это будет знаком внимания " со стороны государства".
Да. Конечно, это ужасно, когда на женщину не обращают внимания. Но есть опробованные тысячелетиями способы этого избежать. Далеко не обязательно делать силиконовую грудь восьмого размера. И даже не обязательно втягивать куриную тушку причинным местом и выкладывать запись об этом событии на ютуб.
Я готов дать Ольге бесплатную психологическую консультацию о том, как лично ей получить столько внимания, чтобы ни одну секунду своей жизни она не чувствовала себя обделенной.
Впрочем, Ольга не зря подчеркнула, что ей нужно не внимание вообще, а "внимание государства".
Но надо смотреть правде в глаза: быть может, такого рода внимание ( которое тоже нетрудно организовать), нужно ей одной, а другие без него прекрасно обойдутся.
Что же касается цензуры- то она есть и в огромном количестве. Это цензура самой госпожи Андреевой и ее собратьев, журналистов и редакторов ( газет, сайтов, телевидения). Сводится их цензура к тому, что ряд тем считается "интересными и нужными читателям" ."Интересные" темы можно сосчитать на пальцах. Все же остальные - "неинтересные и ненужные".
Цензура касается даже самого способа изложения.
И рамки ее настоль узки, что никакому государству за ними не угнаться.
Вот оно как бывает. Наблюдателям нужно, чтобы за ними наблюдали, цензорам- чтобы их цензурировали.
"Цензура это про качество"-проговаривается Ольга на том птичьем языке, которого ждет и от других, для того, чтобы они прошли ЕЕ цензуру ( "правильный журналист" с точки зрения Ольги, конечно, выражается именно так).
Я, впрочем, догадался о чем она, и должен заметить, что это мечты, мечты, насчет того, что " цензура это про качество". Потому что такое возможно, когда в цензорах хорошо образованные люди, прекрасно владеющие хотя бы одним языком. Откуда же они возьмутся сегодня? Разве что выпишем из Германии и Франции, с кафедр русской филологии.
Впрочем, вероятно, Ольга вкладывает в понятие " цензура" не хороший русский язык, не обоснованность тем, не проверку журналистских месседжей фактами, а что-то очень свое, личное, заповедное...


Впрочем просьба наказанных про необходимость усилить им меру пресечения, конечно, зачетная.
ангелочек

КАК ПРАВИЛЬНО ПИСАТЬ О ВОЙНЕ

http://i-veresnev.livejournal.com/100741.html?thread=1147781#t1147781
Читатель, никогда не бывший на Донбассе, был шокирован небольшой историей о том, как автор купался в бассейне, когда начался обстрел Макеевки. И указал автору, что тот " неправильно пишет". "Нельзя так писать о войне".
Очевидно, из совокупности таких идей вытекает, что " наилучшим образом" пишут о войне те, кто ее в глаза не видел, потому что уж они-то знают, какое описание шокирует читателей, а какое они проглотят, не поморщившись.
Среди тех, кто войну не видел, разумеется, найдется несколько писателей, которые захотят шокировать намерено и с этой целью станут нагромождать в произведениях горы трупов и медицинских подробностей, которые может вынести только патологоанатом.
Кстати, само про себе наличие таких моментов в произведении еще не говорит о том, что автор был на фронте или в воюющем городе.
Свидетель от постороннего отличается иным. Он шокирует там, где далек от этой мысли, за счет спокойствия в описании тех моментов, где, по мнению профана, он должен был бы заламывать руки и биться в припадке.
Беспроигрышный вариант писать о войне: писать стихи.
Не промахнешься, никого не шокируешь, на фронте быть не надо. Всю войну вообще можно провести на слэмах и прослыть величайшим певцом войны, миролюбия, всего, что нужно в каждый конкретный момент.
Можно еще писать о войне музыку, но это надо такой компьютер специальный купить.

Collapse )