March 2nd, 2018

ангелочек

Герои нашего времени


О пользе дискуссий с ПТУ-шницами.
Зачем два мужика уговаривают Лену не ругаться матом в блоге, я вообще не понял. Видимо, без разницы о чем говорить, лишь бы табло в ТВ показывать.
Мысль о том, что Лена утомила, возникла у меня на 6 минуте 43 секунде.
Самоидентификация: " Я простая русская бабенка".
Я, однако дотерпел до фразы " На Путина у меня стоит".( 12 минут 30 секунд).
Больше не было никакой возможности.
ангелочек

ДОСТОЕВСКИЙ и богатство русского языка

Весной 2014 года в моем блоге разгорелась дискуссия на тему великой русской литературы, а именно. Я утверждал, что герой Достоевского, святой старец на страницах произведения посылал героиню произведения в .опу,
Мои оппоненты сомневались и просили ссылку на текст.
Дискуссия оказалась настоль животрепещущей, что сегодня ( спустя почти четыре года) я получил чудесный комент от человека, любящего и знающего великую русскую литературу:

https://k-k-kloun.livejournal.com/727042.html?thread=13571330#t13571330

Вы говорите здесь об отрывке из романа "Бесы", глава "Перед праздником". Праздная компания заехала развлечься к "блаженному человеку" Семену Яковлевичу, прототипом которого был известный московский юродивый Иван Яковлевич Корейша:
" Дама из нашей коляски вероятно желая перебить впечатление, в третий раз звонко и визгливо вопросила Семена Яковлевича, попрежнему с жеманною улыбкой:

- Что же, Семен Яковлевич, неужто не "изречете" и мне чего-нибудь? А я так много на вас рассчитывала.

- В... тебя, в... тебя!.. - произнес вдруг, обращаясь к ней, Семен Яковлевич крайне нецензурное словцо. Слова сказаны были свирепо и с ужасающею отчетливостью. Наши дамы взвизгнули и бросились стремглав бегом вон, кавалеры гомерически захохотали. Тем и кончилась наша поездка к Семену Яковлевичу."

Замечу, что юродивый не посылает надоедливую барыню в жопу, а угрожает содомизировать ее, что делает сцену еще более скандальной.



ПС. Впрочем, спустя пару месяцев от той беседы уже вырисовалось, что священник может вести службу во время бомбежки или погибнуть по дороге в храм под обстрелом же, возить гуманитарку, поддерживать паству во время войны и блокады словом и делом, искать средства на восстановление храма после обстрелов и прочая, прочая, прочая.
Что делает тем более непонятными сомнения некоторых, что тому же самом священнику отказано в праве посылать скучающих сытых барынек и бар в простую обыкновенную ЖОПУ.
Как и их же сомнения в остроте вИдения Достоевского.