April 21st, 2019

ангелочек

Дебаты

Все посмотрели дебаты, кроме меня. Потом комментировали, смеялись, корчили рожи. Соревновались в остроумии.
За всех рад.
Для меня же это уже пять лет не цирк веселых клоунов, а " Оно".
Не смотрел, не обсуждал.
И никто в Луганске не смотрел и не обсуждал.

Кстати, мне давно уже кажется, что считать стеб лучшей частью своей личности - это явный признак того, что остальные части гораздо хуже.

Один из участников дебатов тоже любит пошутить. Но ему за стеб хорошо платили, платят и будут платить еще лучше. Так что причина уважительная.



Хоть бы одна ... вместо того, чтобы чесать свой мешок со смехом, задала простой вопрос: а что потом?
А зачем? " Нас это не касается, и не может коснуться".
ангелочек

О рецептах счастья ( для писателей)

Кохання цэ такэ почуття...

Это 22 января 2010 года, Петербург.
День развивался так. К полудню мы с Быковым поехали в гости к его старшему другу Льву Мочалову. Лифт в доме на Петроградке был столь тесен, что нас двоих не вмещал, и мы поднимались по очереди. Что за квартира у Мочалова? Причудливый книжный лабиринт. Хозяин провел нас в комнату, из окон которой были видны огромные сосули толщиной с хороший баобаб. Мы пили водку. Старый питерский искусствовед, которому тогда был 81 год, если не перепивал нас, то точно не отставал (он, кстати, жив до сих пор). Итого в нас было уже граммов по 400, когда мы попрощались с хозяином и поехали на такси в "Порядок слов" на Фонтанке, где Быков выступал. Понятно, что после чтения опять принимали алкоголь. А нам же ехать - в завершение дня - презентовать мою книжку на Васильевский! В общем, долго, как-то по-броуновски, выбирались на Невский, путано ловили такси, и в итоге я на свою презентацию опоздал на 40 минут. Но читал с душой; мне потом сказали, что у меня был сексуальный голос. А Быков... ну вы видите, просто заснул в президиуме. Храпел!
Один литератор сегодня удачно заметил: вот вы хоть все и рассорились, а все равно одна семья. И это верно. Я как узнал про несчастье с Быковым, так что-то щелкнуло в организме - и третий день хожу с повышенным давлением, хотя вообще-то у меня обычно пониженное. Связь осталась.
И сколько бы ни было у Быкова завистников, ненавистников, просто критиков, даже таких, с которыми я в важных вещах согласен - сердцем, сосудами, прочими внутренними органами я все равно с ним.



Прочитав это всякий Иванов или Сидоров, который по всем первичным признакам является русским писателем, но вместе с тем лет 20 не может издаться, должен, наконец, понять. Вопрос издания- это вопрос о том, готова ли " семья" его принять. Зятем, шурином, деверем или снохой.
А как же семья его примет, если он весь такой им неродной и алкоголь принимает плохо, и голос у него несексуальный, и у Мочалова в гостях он ни разу не был, и на " сосули" не смотрел, и Быков его не умиляет, ни живой, ни мертвый. Ни храпящий, ни...

Так что начинающим добрый совет: хочешь занять место в литературе, начинать надо не с написания романа, а с визита к Мочалову. А первую повесть посвящать Быкову. Тогда может и заладится жизнь в русской литературе.