July 11th, 2019

ангелочек

(no subject)

С завидной регулярностью получаю от моих уважаемых читателей вполне закономерные вопросы на темы:

Что я думаю о фильме “Донбасс. Окраина”?

Что я думаю о фильме “Ополченочка”?

Что я думаю о книге Прилепина о Донбассе?

Что я думаю о книге Жучковского про Славянск?

Что я думаю по поводу той или иной статьи с чьими-то откровениями о происходящем?

Вот сегодня (то есть уже вчера) узнал, что Сурков под псевдонимом написал художественную книгу про эту войну. Тоже кто-то наверняка скоро совершенно закономерно спросит – хорошая книга или фуфло, читал я или нет ещё?


К моему великому счастью я не получаю от своих читателей эти вопросы ни с завидной регулярностью, ни с завидной редкостью.
Если бы получал ( и читал), отвечал бы:
- Н. писал ( снимал), я знаю. А я, дурак, читаю.
Почему мом читатели не задают мне таких вопросов, а автору поста задают?
Возможно, потому что мой журнал для друзей, а возможно потому что мои читатели ( друзья) умнее, нежели читатели и друзья автора поста. И они знают мой ответ еще до того, как зададут вопрос.
Впрочем, пару раз все же вопрошали. А пару раз даже РЕКОМЕНДОВАЛИ ознакомиться с тем или иным трудом по теме на том удивительном основании, что его созидал "свидетель событий".
(Ответственность за формулировку несут рекомендаторы.)

Collapse )

Ну ладно, пару раз я все-таки читал. Чисто поржать.
Больше не буду. Пока опять поржать не захочется.
ангелочек

Травмы

Александр Силкин пишет:

«Четыре года назад я подал заявление в полицию и затем в суд на один городской музей по поводу причинения мне серьёзной психической травмы от того, что меня не предупредили о том, что в одном видео на выставке будут демонстрироваться сцены употребления наркотиков, курения, распития алкоголя, оскорбления и избивания человека.

Четыре года эти твари пудрили мозги моей адвокатше отписками на тему того, что это же искусство, современное и тырыпыры, и что я уже должен был бы одним этим фактом быть предупреждён об опасности психической травмы. Но я обожаю кафку, тяжбы в Германии, а со времени тяжелейшего бракоразводногопроцесса для меня судиться в Германии это спорт, особенно если это немецкие фирмы и учреждения и тем более, если это искусство и ещё более, если это искусство от государства или от города Берлина».

Я ему написал: «Совсем другая реальность. У нас боятся к полиции подойти улицу спросить. Прицепятся и наркотики найдут и посадят, для улучшения раскрываемости. Главный принцип в России - не отсвечивать. А вы говорите - "кафка". Кафка бы тут была, если бы вас за эти наезды посадили».


Я не знаю, есть ли сермяжная правда в том, что Силкина посадил( бы)у нас за такие наезды, и не уверен, что это могло бы с ним случиться.
Но если бы просто вломили восхищенные прохожие, прознав про суть одолевающей его проблемы- это было бы правильно.
А поскольку надежды на это мало, поскольку люди ленивы, нелюбопытны и вообще не знают про Силкина и его травму, то, конечно, посадить надо и непременно в компанию людей любопытных и неленивых. Чтобы все-таки.
Хотя с другой стороны, если он теперь гражданин Германии, то так Германии и надо.
Пусть гуляет по Унтер- ден- Линден и кушает.
А вот если приедет в гости...

Силкин это это.

А вот и история травмы и реабилитации

Как Силкин стал профессиональным травматиком и о скоротечности времени золотого:

Александр Силкин Да что ж хорошего. Это сплошь травмы, травмы и травмы. Я тогда увлекся риторикой травм и жертв и как раз только-только началась вся эта #MeToo-травматология, только-только ещё начиналась, но адвокаты уже готовились к новому - к повальной травматике. Но мало дел тогда ещё быстро выигрывали. Многие я бросил потому, не рискуя и не выпив 🍾-го, утомительно было тогда ещё. Сейчас травмодела идут как семечки уже, но и защита от травмированных придурков стала отработаннее от жертв всех этих.