November 12th, 2020

ангелочек

Наследие

Вдова Крылова разыскивает недостающие для комплекта лекции мужа, список прилагается:

9 декабря 2016 Создание и поддержание сообщества
Лекции курса «Наука для гуманитариев» 2017 года
Лекции курса литературного мастерства 2017 года
16 января 2018 Литературный семинар по роману Владимира Калашникова «Лига выдающихся декадентов».
23 января 2018 Литературный семинар по роману Анки Чернобыльской "Эра безопасности"
30 января 2018 Литературный семинар по роману «Эффект гвоздя».
26 апреля 2019 Теология Аристотеля

Для себя решаю, что если великий человек написал отдельные лекции по современным романам, то сами романы, должно быть, того стоили.
Выбираю:
" Лига выдающихся декадентов"
Минут двадцать бултыхаюсь в языке Антона Павловича Чехова, позаимствованном для своих нужд Владимиров Калашниковым. Только у Чехова были короткие рассказы, а тут синопсис на малобюджетный сериал, экшна мало, но все персонажи много разговаривают. В исполненной с любовью реконструкции на тему России, которую они потеряли, действие происходит в намоленных ими же местах: поэтических братствах, спиритических сеансах и пр. Действующие лица: писатели, философы, студенты и др. Сюжет закручен на то, что некий студент пишет стихи, а какая-то вредная, но влиятельная дама ведет интриги, чтобы бросил, а это ведь какая потеря для России может приключиться. Персонажи хлопочут, чтоб не бросал.
На третьей странице в качестве действующего лица появляется Розанов. На фоне грядущей небольшой трагедии студента ( и России) поднимается другая, еще бОльшая: цензоры не хотят допускать в печать книги Розанова, " потому что это порнография".
Все герои, если не вызывают духов и не погружаются в порнографию, беспрерывно вооружаются, у гостя Розанова в кармане бомба, Розанова призывают приобрести базуку...

"Справа школа, слева больница. Поселяне и поселянки несут свои пожитки в кабакъ" ( с)

Список книг, напечатанных, но запрещенных для чтения царской цензурой.
Имени Розанова там нет.

Собственная статья Розанова о цензуре

Интересно, что будучи современником Чехова, Розанов пишет совершенно отличным от чеховского языком, что наводит на мысль, что были варианты изложения , и не все современники Чехова говорили как Чехов.
И это, вроде бы очевидно, а вот поди ж ты.

Владимир Калашников. Автор восьми книг. Их них шесть " фэнтэзи", она " мистика", одна- "современная проза" и одна- та , что перед нами - исторический детектив".

Нашлась рецензия на роман от Владимира Березина. Про достоинства романа все то же:

Что в этом прекрасного — те два феномена, которые я упомянул: «Милая Дореволюция* как компактный самоподдерживающийся образ» и «Писатели, которые превращаются в персонажей своих биографий (а книг их читают всё меньше

Каковая в виде ролевой игры хороша хоть тем, что в подлинной России тот же Розанов перемогался от социопатии до беды, а в реконструированной ( в виде костюма, надетого на ролевика) катается как сыр в масле.
ангелочек

(no subject)

Розанов:

Революционеры берут тем, что они откровенны. "Хочу стрелять в брюхо", - и стреляет.
До этого ни у кого духа не хватает. И они побеждают.
Но если бы "черносотенник" (положим, генер. М., бывший на разбирательстве Гершуни) прострелил на самом суде голову Гершуни, не дожидаясь "вынесения приговора" суда, - если бы публика на разбирательстве первомартовцев, перескочив через барьер, перестреляла хвастунишек от Желябова до Кибальчича ("такой ученый"), то революционеры, конечно, все до одного и давно были бы просто истреблены.

Карпович выстрелил в горло Боголепову - "ничтоже сумняся", не спросив себя, нет ли у него детей, жены. "В Шлиссельбург он явился такой радостный и нас всех оживил", - пишет в воспоминаниях Фигнер. Но если бы этой Фигнер тамошняя стража "откровенно и физиологически радостно" сказала, что вы теперь, барышня, как человек - уже кончены, но остаетесь еще как женщина, а наши солдаты в этом нуждаются, ну и т. д., со всеми последствиями, - то, во-первых, чтó сказала бы об этом вся печать, радовавшаяся выстрелу Карповича? во-вторых, как бы почувствовала себя в революционной роли Фигнер, да и вообще продолжали ли бы революционеры быть так храбры, как теперь, встретя такую "откровенность" в ответ на "откровенность",
Едва ли.
И победа революционеров, или их 50-летний успех, основывается на том, что они - бесчеловечны, а "старый строй", которого-"мерзавца" они истребляют, помнит "крест на себе" и не решается совлечь с себя образ человеческий.
Они - голые. Старый строй - в одежде. И они настолько и "дышат", насколько старый строй не допускает себя тоже "разоблачиться




Ну, нам повезло дожить до времени, когда у каждого ровно столько тормозов, сколько вокруг него камер наблюдения и полицейских, и всем душно и тесно, все хотят "свободы", чтобы тормозов не было вообще. Мешают.
Революции нет. Тормозов тоже. Что бы на это сказал товарищ Розанов?
ангелочек

Современная литература.

Рассказ на конкурс.

Это случилось пятнадцать лет тому назад.
Мне только исполнилось восемнадцать, я жил с матерью, заканчивал школу и готовился поступать на экономиста.*
Мать с отцом были в разводе. Отец не оставлял нас, хотя в последнее время появлялся все реже. В свое время они с матерью неплохо поднялись в бизнесе, и я не помню, чтобы мы когда-то в чем-то нуждались. После развода отец пристроил мать исполнительным директором*** к своему партнеру Сене, с которым они начинали еще в 90-е. Во-первых, Сеня ему был там чем-то обязан, а во-вторых за Сеней неплохо бы было присматривать.
Все это я узнал много позже. А в свои 12 лет, как ни странно, почти не ощутил перемен. Во-первых, отца и так вечно не бывало дома, но я постоянно чувствовал его незримое присутствие и знал, что в конечном счете он живет для нас. Во-вторых мать всегда была в курсе всех его дел. А в-третьих, я так был занят своими стрелялками, айкидо и до кучи английским****, которым меня парили чуть не с рождения, что и времени задуматься не было.
Отец уходил долго и постепенно. Несколько лет еще по привычке нарезал круги*****. Пытался с кем-то жить и даже создавать семью, возвращался и снова куда-то стремился, на полную проживая возрастной кризис, но потом успокоился и остался один. Считалось, что ему так удобнее. Типа, бизнес отнимает всё время.
И к этому времени я окончательно повзрослел и понял, что давно существую сам по себе.
Мать с уходом отца как-то высохла, подтянулась и стала похожа на полководца. Постоянно висела на трубке, решая вопросы Сениной фирмы. И тоже пыталась с кем-то встречаться. По субботам долго и пристально разглядывала себя в зеркало, тщательно наносила боевой раскрас,****** чем-то там поливалась, коротко сообщала: сегодня не жди и исчезала до вечера воскресенья.


* Если в первом предложении рассказа герой готовится " поступать на экономиста", не факт, что стоит читать дальше. По той удивительной причине, что на экономиста можно залезть, а поступить на экономиста по-русски невозможно.

** "Неплохо поднялись в бизнесе" в переводе с неизвестного мне языка на русский звучит как " преуспевали".

*** Перевод слова " пристроил" проще. Это всего лишь " устроил".

*** " До кучи занят английским" говорят только на Привозе и в Жмеринке. Если человек говорит так не в Жмеринке, стало быть, недавно оттуда.

***** "Отец ушел из семьи но нарезал круги". По идее означает, что пытался восстановить отношения, и отчего вот так и не сформулировать? См. ***

****** " Наводила боевой раскрас"= делала мейк-ап, макияж, в крайнем случае красилась.
Все-таки из Жмеринки.

Ну, назовите свой литературный конкурс " Мы из Жмеринки" и все будет ясно.
Так нет же " Молодые голоса", " Проба пера"...

Сюжет тоже огонь. По типу " все болезни лечатся любовью", причем автор обнаруживает роковое незнание УК, в связи с которым хеппи- енд едва ли возможен, но это все так понятно...
Главная часть все равно " какой-то" бизнес, который герои все время друг у друга пытаются перехватить, как футбольный мяч, и кому он достанется, тому и хорошо. А остальных в бетон закатают или лучше в машине сожгут. Потому что на самом деле уже мало кто помнит( а точнее и тогда был не в курсе), как решались вопросы в 90-х, хотя и очень любят об этом говорить и рассказы писать.
Потому что хоть они и лихие, но романтика же. Не то что.