December 1st, 2020

ангелочек

Про ведро на голове

Один филолог пишет:

Мне сегодня - 50.
Ну надо же...
Читаю сейчас последнюю книгу Лимонова, вышедшую уже после его смерти.
Лимонов меня всегда восхищал своим отношением к жизни. Когда он, пенсионер, угодил в тюрьму, то спустя недолгое время записал в дневнике: "В тюрьме я наконец научился правильно качать шею".
В его последней книге немало любопытных наблюдений и фирменных задиристых инвектив, хотя, конечно, чувствуется возраст и понимание, что болезнь уже не отступит. Что ж, он прожил ярчайшую жизнь и таких людей теперь не делают.
В каждой лимоновской книге встречается что-то мотивирующее - таким вот он был писателем для меня.
Встречая свои 50 лет и читая Лимонова, наткнулся на такие его слова:
"Я тогда был молод как зверь, мне едва было пятьдесят."
Вот так и надо жить. Молодым, как зверь.

Лимонов очень хорошо вложился в " вечную молодость".
В частности, еще в ранней юности понял, что не надо мешки ворочать, а надо писать стихи, играть в революцию и практиковать еще ряд социальных тренажеров, которые отдаляют если не морщины, то отношение к жизни, как к бремени, которое ты тянешь и мечтаешь скинуть.

- Что же вы-то руками работаете?

- Я уже старый. Это ты - молодежь... Я моим хуем кое-что еще могу сделать, но вот такой офис на углу 57-й и Бродвея - мне слабо хуем заработать.

- Сами себе противоречите. Доктор Уайтхолл вашего возраста, Леонид.

- Он, блядь, - котяра откормленный. Ему бы фронт пройти, как я, окружение, потом еще десять лет лагеря. Его бы и в живых давно не было


Collapse )

Снимки Лимонова с его подписями- малая часть портфолию. Все, до единого кадра- постановочные, с рассчитанным эффектом.
Додумался до этого Лимонов не сам, но очень быстро усвоил западную культуру самопрезентации , экспортировал ее и внушил ( не стремясь к этому) коллегам по перу мысль, что хорошее фото на обложку- 99 процентов успеха произведения , а, главное, героя снимка.

ПС. Омега- не последняя буква в алфавите. Писал Лимонов на любителя, но не поддаются подсчету авторы, которые воровали его книги на 90 процентов, воровали замысел, экспозицию, диалоги, героев и, ничтоже сумняшеся, ставили на слегка переработанный текст свои фамилии, и сами веря, что создали оригинальное произведение.

Но, если хорошо подумать, выяснится, что большинство произведений Буковски, на которые во многом похожи лучшие книги Лимонова, написаны вскоре после второй мировой войны и Лимонову они были вполне доступны, вырисовывается некая дурная бесконечность плагиата.
Каковой в наши дни "как бы" не существует, потому что " постмодернизм".