k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Categories:

ЧЕХОВ

Однажды Лорченков отчитал Дымова, что он как дурак, вместо того, чтобы дать жене в тыкву, поехал вечером по ее приказу за платьем. Заодно инкриминировал, что Дымов мало с Попрыгуньей сексом занимался.
О чем это говорит, товарищи? О том, что Чехову удавалось наполнить персонажей такой жизнью, что читатели воспринимают их как реальных людей. И жизни их учат, извините за каламбур.



На второй день Троицы после обеда Дымов купил закусок и конфет и поехал к жене на дачу. Он не виделся с нею уже две недели и сильно соскучился. Сидя в вагоне и потом отыскивая в большой роще свою дачу, он всё время чувствовал голод и утомление и мечтал о том, как он на свободе поужинает вместе с женой и потом завалится спать. И ему весело было смотреть на свой сверток, в котором были завернуты икра, сыр и белорыбица. Когда он отыскал свою дачу и узнал ее, уже заходило солнце. Старуха-горничная сказала, что барыни нет дома и что, должно быть, оне скоро придут. На даче, очень неприглядной на вид, с низкими потолками, оклеенными писчею бумагой, и с неровными щелистыми полами, было только три комнаты. В одной стояла кровать, в другой на стульях и окнах валялись холсты, кисти, засаленная бумага и мужские пальто и шляпы, а в третьей Дымов застал трех каких-то незнакомых мужчин. Двое были брюнеты с бородками, и третий совсем бритый и толстый, по-видимому -- актер. На столе кипел самовар. -- Что вам угодно? -- спросил актер басом, нелюдимо оглядывая Дымова. -- Вам Ольгу Ивановну нужно? Погодите, она сейчас придет. Дымов сел и стал дожидаться. Один из брюнетов, сонно и вяло поглядывая на него, налил себе чаю и спросил: -- Может, чаю хотите? Дымову хотелось и пить и есть, но, чтобы не портить себе аппетита, он отказался от чая. Скоро послышались шаги и знакомый смех; хлопнула дверь, и в комнату вбежала Ольга Ивановна в широкополой шляпе и с ящиком в руке, а вслед за нею с большим зонтом и со складным стулом вошел веселый, краснощекий Рябовский. -- Дымов! -- вскрикнула Ольга Ивановна и вспыхнула от радости. -- Дымов! -- повторила она, кладя ему на грудь голову и обе руки. -- Это ты! Отчего ты так долго не приезжал? Отчего? Отчего? -- Когда же мне, мама? Я всегда занят, а когда бываю свободен, то все случается так, что расписание поездов не подходит. -- Но как я рада тебя видеть! Ты мне всю, всю ночь снился, и я боялась, как бы ты не заболел. Ах, если б ты знал, как ты мил, как ты кстати приехал! Ты будешь моим спасителем. Ты один только можешь спасти меня! Завтра будет здесь преоригинальная свадьба, -- продолжала она, смеясь и завязывая мужу галстук. -- Женится молодой телеграфист на станции, некто Чикельдеев. Красивый молодой человек, ну, неглупый, и есть в лице, знаешь, что-то сильное, медвежье... Можно с него молодого варяга писать. Мы, все дачники, принимаем в нем участие и дали ему честное слово быть у него на свадьбе... Человек небогатый, одинокий, робкий, и, конечно, было бы грешно отказать ему в участии. Представь, после обедни венчанье, потом из церкви все пешком до квартиры невесты... понимаешь, роща, пение птиц, солнечные пятна на траве и все мы разноцветными пятнами на ярко-зеленом фоне -- преоригинально, во вкусе французских экспрессионистов. Но, Дымов, в чем я пойду в церковь? -- сказала Ольга Ивановна и сделала плачущее лицо. -- У меня здесь ничего нет, буквально ничего! Ни платья, ни цветов, ни перчаток... Ты должен меня спасти. Если приехал, то, значит, сама судьба велит тебе спасать меня. Возьми, мой дорогой, ключи, поезжай домой и возьми там в гардеробе мое розовое платье. Ты его помнишь, оно висит первое... Потом в кладовой с правой стороны на полу ты увидишь две картонки. Как откроешь верхнюю, так там всё тюль, тюль, тюль и разные лоскутки, а под ними цветы. Цветы все вынь осторожно, постарайся, дуся, не помять, их потом я выберу... И перчатки купи. -- Хорошо, -- сказал Дымов. -- Я завтра поеду и пришлю. -- Когда же завтра? -- спросила Ольга Ивановна и посмотрела на него с удивлением. -- Когда же ты успеешь завтра? Завтра отходит первый поезд в 9 часов, а венчание в 11. Нет, голубчик, надо сегодня, обязательно сегодня! Если завтра тебе нельзя будет приехать, то пришли с рассыльным. Ну, иди же... Сейчас должен прийти пассажирский поезд. Не опоздай, дуся. -- Хорошо. -- Ах, как мне жаль тебя отпускать, -- сказала Ольга Ивановна, и слезы навернулись у нее на глазах


Другая сторона отношения: сказать " Чехов врет. Ведь на самом деле Толстого и Тонкого не существовало. В Российской империи все чиновники были воплощенное благородство. Никто не пресмыкался. А если теряли лицо, сразу делали себе харакири. Ионыч не набрал ни килограмма за двадцать лет практики в Н. А Дымов в жизни отходил жену оглоблей".
Тоже позиция.
Есть одна небольшая проблема. Она относительна. И все же. Все, что есть в России в плане " гуманитарной культуры" еще хуже, чем Чехов.
Таким образом, выкинув Чехова, все остальное можно выкинуть не просыпаясь.
Что останется?
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    С Днем Футбола! Стадион в Питере. А космос-то, братцы, никуда не делся. Он просто в футбол перешел.

  • (no subject)

    История о том, как Александра 111 посмертно наградили магендавидом, и немедленно лишили награды, даже лучше, чем стена плача в центре Москвы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments