k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Category:

Молчание коров

Как-то обходится стороной уникальная ситуация, что сейчас литературой заправляет бизнес-логика и издательский станок и стратегии

Мотивы «замалчивания» ( автора и его произведений) могут быть разными. Например, географическими. Одно дело, когда ты ваяешь в столице, а другое – шлешь до востребования свои пассионарные телеги из «дальних стойбищ». Эти «стойбища», провинциальное, конечно же, тавро второго сорта, хотя бывают и «самородки», что твой Сальников, но тут надо постараться и вложиться, чтобы правильно поставить свет для новоиспеченного гения.

Есть и политмотивы. Это не принадлежность к самой лучшей и величественной партии, а другое. С одной стороны, «вата», портянки, лапти, чуни, бродни и матрешки с балалайкой и калашами. С другой, - истовая тяга к свету цивилизованного мира, к самым прекрасным ценностям демократии и пр. Этот перегиб давно заметен и только набирает обороты, когда текст, по сути, гневная публколонка о местных убожествах и нравах. Критический реализм же, чего вы хотели


Я думал, что вера в святую троицу "бизнес- рынок-крутиться" ( постараться, вложиться) осталась в не менее святых 90-х.
Оказывается, нет, не осталась. Вся как новенькая, у этого автора точно.
Ну и насчет тяги к " свету цивилизованного мира". Тянуться на свет цивилизации дело хорошее. Но в 40 лет пора уже дотянуться, подзарядиться и самому начинать излучать. Свет или то, чем он оказался при тактильном контакте.
А быть вечно тянущимся невозможно, хотя и очень хочется, даже в России, где " до пятидесяти можно быть начинающим и подающим надежды".

При ближайшим же рассмотрении речи и поучения дотянувшихся происходят не столь от того, что они услышали звук хлопка одной ладони, а от открытия, что теперь будут покупать аспирин только по рецепту врача и только по двадцать долларов, что создает, конечно, особое состояние сознания.
Но это уже совсем другая история.

Что-то с этой идеей «замалчивания» не так. Мало того, что она не дает ничего литпроцессу в плане обогащения и исправления, так и становится ржавчиной и для самих ее адептов. Ржавчиной, парализующей волю, и питающей инфантилизм.

При этом, мало кто говорит о том, как литературе реагировать и вести себя в уникальной ситуации, когда практически все бразды управления сконцентрированы в бизнес-стратегиях и издательских практиках, которые сейчас стали единственной авторитетной институцией в литпроцессе
.

Если в аргументации один раз произнесли слово " бизнес" и не помогло, просто повторите, заведя речь, например, о " бизнес- стратегиях" и сделайте " ку".

С идеей замалчивания действительно же не все гладко, но бизнес тут не причем. Потому что речь о фрустрации субъекта молчанием непременно должна содержать указание на того, кто молчит так, что автора это колышет.
Меня, например, не колышет, что обо мне молчат Рудалев, Кузьменков, Чекунов, Аглая Топорова и еще многие люди, чьи имена горят на небоскребе литературного процесса.
Просто потому что на сегодняшний день их молчание лучше их высказывания.

Тема же: " пусть говорят что угодно, только замечают" все-таки пубертатная, при всем моем уважении к седовласым или уже лысым авторам, ее продвигающим.

В коментах дивная история неизвестной мне Натальи Курчатовой:

Наталия Курчатова Очень много букв, Андрей. Предоставлю тебе конкретику. Знаешь, с чего начались мои проблемы с писательской тусовкой, поначалу в Питере? Мне в какой-то момент надоело болтать о трагедии Донбасса в соцсетях и под пивко, и я решила сюда поехать. После чего товарищи, сделавшие себе имя в том числе на пропагандистских статьях, обозвали меня адреналиновым наркоманом и чуть ли не стервятником. Затем было ещё несколько конфликтов, в которых я нарушила корпоративную солидарность - вокруг Григорьевки, куда протаскивали заукраинскую фрик-поэтессу, вокруг Ани Старобинец, с которой мы давно разошлись по политике, но в свое время были друзьями и с нею, и с покойным Гарросом, и я не сочла возможным поливать ее заодно со своим бывшим кругом.. Вокруг Прилепина, наконец. После ряда этих событий у нас сначала слетела книга, которую Левенталь мне изустно, фактически, заказал, а потом был утоплен роман, вышедший в другом издательстве. Утоплен конкретно моим бывшим питерским кругом - Аглаей Топоровой и Вадимом, причем Глаша начала пописывисать о книге всякую срань задолго до моего так называемого "нытья". Все это происходило при молчании практически всей тусовки - за исключением Димы Филиппова и Андрея Аствацатурова, которые осмелились на собственное мнение. Итог - меня фактически выдавили и из литературы, и из родного города. Когда я в начале сентября приезжала в Питер по семейным, ещё и обозвали русским фашистом, потворстующим боевикам. И это все никакая не "либеральная" среда, а вполне внешне "патриотическая". Что дальше? Я в Донецке и я, в общем, счастлива счастьем человека на своем месте.


В истории возникает еще несколько " икон", например, всесильной "тусовки" которая кого-то может выдавить из литературы и родного города , якобы.
Ну, в общем, не стоило изначально обсуждать трагедию Донбасса под пивко, а можно было сразу приехать в Донецк по принципу " назвался груздем".
Если в этом хоть каким-то местом виновата тусовка, ну стало быть, и от нее бывает польза.

А описание культурного ландшафта Питера- отдельно познавательно, хотя ничего нового, конечно.
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    С Днем Футбола! Стадион в Питере. А космос-то, братцы, никуда не делся. Он просто в футбол перешел.

  • (no subject)

    История о том, как Александра 111 посмертно наградили магендавидом, и немедленно лишили награды, даже лучше, чем стена плача в центре Москвы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments