k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Category:

Об идеальной литературе

Считается дурным тоном обсуждать не произведения писателей, а их личность. Впрочем, как правило, личность никто и не обсуждает, обсуждают вес, возраст, национальность, родственные связи. Когда дело доходит до личности, то все либо превращаются в опытных психиатров, либо уверенно заявляют, что тем или иным автором в его критических заметках движет зависть.
Прибегли к этому методу и оценивая взгляд Юрия Полякова на современный литературный процесс.

Меж тем, это мимо просто потому, что зависть обычно идет от человека неуспешного к более удачливому.
Юрий Поляков достиг в русской литературе практически всего, чего вообще может достичь русский автор в наше время. Мы, конечно, сейчас не о качестве прозы, а о количестве регалий, должностей и бумажных книг.
Например, Поляков:

Председатель в Национальная Ассоциация Драматургов
Председатель редакционного совета в Литературная газета



Движет Поляковым конечно, не зависть, а стремление человека успешного и устоявшегося сохранить мир, который позволил ему стать успешным, во всех его подробностях. Кажется, это называется желанием стабильности.

Интересно, что на самом деле этого мира давно нет. И Поляков это знает как никто другой, иначе не оплевывал бы "большевиков", при которых, в общем, и вошел в русскую литературу, и к порядкам которых в области той же литературы взывает, как к потерянному раю.
Феномен, почему любимой советской власти нет, а люди, ею порожденные живут и процветают, велик и прегромаден, например за счет того, что сообщество процветающих очень не совпадает с сообществом тех, кто родился и сложился в СССР.
Как говорится, некоторые стали тогда равнее других, но впоследствии не потерялись.
Но тема эта слишком велика, и есть фигуры и поинтереснее Полякова. Так что отложим до другого раза.

Поляков жаждет не советской власти везде и во всем, а советской литературы, советской стилистики, советского союза писателей.
Да что там, даже литература, живущая в интернете, вызывает у него много вопросов и кажется недоделанной...

Что я на это могу сказать, товарищи?
Свобода слова потому и свобода, что всякий имеет право высказать свое мнение обо всем. Например, Поляков о теперешнем состоянии литературы.
Вне всякого сомнения, у субъекта есть право на свои предпочтения и представление об идеальном положении вещей. И право поделиться воспоминаниями, вдруг кому-то будет интересно.
Идеальные книги советских авторов, выходящие в золотое советское время, издавались огромными тиражами, за счет государства и исключительно на бумаге. Выпуск их был делом государственной важности. Кого попало не издавали, только членов СП.
Именно потому Довлатова, Солженицына и Набокова массовый читатель получил уже ближе к концу советской власти, они- то членами СП не были.
Сейчас можно говорить том, что эти авторы- спорные. Но чтобы это сказать, их, как минимум нужно было прочесть.
Но вот беда. Повести Полякова тогда печатались в журнале " Юность". А повести Солежницына, увы, нет. И нигде, ближе Парижа.
И увы, я не хочу возвращаться в идеальный мир русской литературы, где Поляков тиражом в полмиллиона в каждом киоске, а Довлатов - только в Париже. Ехать далеко, да и не пустили бы меня тогда в Париж, я ведь не был секретарем райкома.
Тут нужен вопрос: да может Поляков пишет лучше Солженицына, Довлатова и Набокова, и лучшую прозу я-таки имел в каждом киоске?*
Увы, нет.
И эту мысль я развивать не стану, всякий волен ее проверить сам. Благо, есть нелюбимый Поляковым интернет, и на книгу тратиться не обязательно.

* Конечно, я оплачивал тогда радость чтения Полякова своими гиганскими налогами, ведь всеобщая доступность прозы членов СП гарантировалась тем, что издавали " Юность" за государственный кошт.
Но это, право, такие мелочи...


ПС. Осознав, что язык Полякова совершенно одинаков во всех его работах, что объяснимо, коль скоро язык- это всего лишь способ мировоззрения героев ( каковые, все до одного- личины автора, Флобер был прав), приведу всего лишь один отрывок из книги с завлекательным названием
"Веселая жизнь или секс в СССР" ( все остальные отрывки всех остальных книг Полякова примерно такие же):

Кое-как приведя себя в порядок, повязав с пятого раза прыгучими пальцами галстук и освежив ротовую полость одеколоном, я с портфелем пошел к двери. Нина на дорожку обвинила меня в подлом антисемейном поведении, но я лишь пожал плечами. На улице стояла тихая рябиновая осень. Самый конец сентября. Природа всей своей ясной остывающей гармонией укоряла меня за похмельную гнусность. Из оврага тянуло грибной прелью. Подняв капот ржавой «Победы», сосед склонился над прокопченным кишечником внутреннего сгорания.

– Не едет?

– Поедет! Никуда не денется.

Весь свой досуг он проводил за ремонтом. Хорошо, что у меня пока нет тачки. Теща уговаривает освоить 21-ю «Волгу» покойного тестя, но свобода дороже. На спортплощадке, обнесенной сеткой, пузатый теннисист из второго подъезда стучал желтым мячом о дощатую стенку, и каждый удар попадал точно в мой мозг. Но и в таком жутком состоянии мысль – подобное вылечить подобным – показалась мне противоестественной. Значит, до алкоголизма еще далеко.

Редакционной машины, забиравшей меня из дому, у подъезда не было: наш водитель Гарик Саркисян с утра чинил бензонасос. Я побрел вдоль дома на Шипиловский проезд, к остановке 148 автобуса. В торцевой квартире на первом этаже жила общеизвестная пенсионерка Клара Васильевна, в небольшом огородике под окнами она завела среди банальной зелени вроде укропа кабачок, достигший к осени размеров торпеды. Весь наш кооператив живо следил за прозябанием этого чуда из семейства тыквенных, интересуясь, когда же он будет, наконец, сорван и употреблен. Но огородница не спешила: дни-то стояли теплые и солнечные. А чтобы кто-нибудь мимоходом не покусился на могучий овощ, она неусыпно дежурила в окне, иногда ее подменял супруг. Меня селекционерка проводила бдительным взглядом.

Ждать автобуса пришлось долго. За четверть часа скопился народ, люди нервничали, ведь на табличке, прикрепленной к фонарному столбу, черным по белому было написано: интервал движения – 7 мин




https://e-libra.net/read/582657-veselaya-zhizn-ili-seks-v-sssr.html


Внезапно нечто реально интереное:

Добежав до горкома и войдя в подъезд, я предъявил милиционеру партбилет, наволгший на взволнованной груди. Сержант долго сличал фотографию с оригиналом, отмечая, наверное, в моем лице некие одутловатые несоответствия. Слава богу, форма ушей, расстояние между глазами и прочие индивидуальные приметы с похмелья не меняются. Потом он проверил уплату взносов и глянул на меня с уважением: я только-только отдал партии три процента с гонораров за книжку стихов, а это – более 110 рублей, средняя тогдашняя зарплата



Вооружившись калькулятором, мы быстро посчитаем, каков был гонорар Полякова за одну книгу. Потом вспомним каков был курс рубля к доллару в описываемом 1983 году....
И поймем, что не зависть, а НОСТАЛЬГИЯ толкнула Председателя союза драматургов писать свои сегодняшние критические заметки о литературе.



Subscribe

  • (no subject)

    ... людям, далеким от литературы, будет интересно, что борец за чистоту французского языка Фрешетт (в одном из его романов герой прогоняет…

  • (no subject)

    Совпадение или нет, но большинство вбросов, уличающих аборты и злосчастных баб, которые их делают, исходят от авторов- мужчин. Думается, в этой…

  • (no subject)

    Положительные русские мужчины опасаются заводить семью и детей в свете перспективы, что если жену перемкнет, она разведется, дети останутся ей, а он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments