k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

В Кандагаре было круче

Синицкая о малой прозе Чекунова, в частности, о рассказе " Плексиглаз", с которым Чекунов и его команда носятся как умный с серым чемоданом.



Ветеран боевых действий даже в двух словах не пытается объяснить молодому поколению суть международного конфликта – что там было-то, из-за чего сыр-бор? Естественно, подобные разговорчики не приветствовались в школе, но раз пошёл такой базар, мог бы намекнуть, что «мы на ту войну не рвались», ребят пускали на пушечное мясо, страна в ответе. Ни слова о том, каким образом их с Сашкой в Афган занесло. Ни слова про исламский фундаментализм. Нормальный учитель, да? Он предлагает лишь тупо ужаснуться для того, чтобы заценить свои руки-ноги и «крантики». И Пушкина почитать, раз есть такая возможность, а то вон у некоторых глазиков нет. Хотел бы Сашка почитать, да не может. И перепонки барабанные пробиты, маму с книжкой не услышит. Так что радоваться надо. Ценить.
Отличная логика, n` est-ce pas? Сильный педагогический ход. Я бы этого outchitel пинком под зад из школы выгнала.
Что могли знать о войне в Афганистане Чек (видимо, маленький Чекунов), Вовка, Ринат, толстый Гусев, плоская Танька, тощая Груздева? Да почти ничего, так же как сейчас среднестатистический восьмиклассник понятия не имеет, что происходит в горячих точках планеты. В 1984 году мы пели под гитару: «А шофёр держит руль, пока сердце стучит, впереди перевал, а за ним



Я не знаю, что пела Синицкая в 1984 году и при любом раскладе я не видел бы в заявленной незамутненности такого типа эталон или даже норму.
В 1984 голу восьмиклассники знали про войну в Афгане все, что им нужно было знать, исходя из того, что уклонение от службы в СА не было тогда нормой, и через два года каждый восьмиклассник вполне вероятно мог оказаться на Афганской войне в качестве солдата.
Общий уровень осведомленности о происходящем в мире у усредненных восьмиклассников-1984 тоже был совсем не плох, благодаря как политинформациям, так и прилежному слушанию " голосов".
Разумеется, были и некая прослойка ударенных об стену ребят, которым родители не покупали магнитофонов, приемников и колбасы, утверждая, что ее нет в магазинах. ( Таки верили, а теперь все-все вокруг любят: колбасу, джинсы, мир во всем мире...)

В свете этого события рассказа Чекунова не невозможны, потому что люди любят роль капитана Очевидность, и преподаватель в рассказе не исключение.
Но и без него все ( и дети) знали про цинковые гробы и про людей, которые вернулись из Афганистана живыми, хотя для них иногда было бы лучше наоборот.
О чем же тогда рассказ?
Да, все о том же. " В Советском Союзе не было колбасы и радио, но была война" и " правду мы узнавали от героев, которые зачем-то раз в жизни решили нам однажды весной пять минут ее рассказать".
Ну и лобовое:
-Вот вы живете и горя не знаете! ( Авторский голос за кадром)
Да и ведь и сам автор рассказа так живет.
Ну и ( стыдно сказать):
- Пацаны, зацените, какие крутые рассказы ( про войну) я могу писать!
Пацаны заценили, а я нет.
Синицкая права в том, что есть немало случаев, когда не надо тревожить солдат, даже если очень хочется показать пацанам, как ты умеешь потыкать в них ( солдат) своим золотым пером.
Несмотря на то, что "военная проза" - это ужас как модно.
Это и к Синицкой с ее , прости господи, " повестью о солдатах-зомби", кстати, относится.

Впрочем, любое прикосновение к лауреатской прозе Синицкой создает у читателя естественное ощущение неловкости, подобное тому, какое испытает он, увидев хоть и видео футболиста в минуту приватного отдыха. Хотя у футболиста есть оправдание: он занят бесхитростным делом, которое выбрал не сам, а предусмотрела мать- природа.
А вот с какой целью Синицкая теребит " лагеря"- " тяжелое военное детство" и далее по всем пунктам , дорогим Человеку С Прекрасным Лицом- необъяснимо.

Структурно повесть о методе полковника Смолова более всего похож на ранние рассказы Сорокина, только они организованы более совершенно, поскольку пара- тройка страниц заунывного и бессмысленного речитатива вознаграждают читателя катарсисом. У Синицкой катарсиса нет. То ли читатель его не заслужил, то ли по какой-то другой нейропричине.
Таковая более гуманна в чисто психиатрическом смысле, чем может показаться. Будучи человеком крайне далеким от войны, голода, тюрьмы, Синицкая представляет их себе монотонным ужасом без начала и конца и честно передает это ощущение читателям. С ЮМОРОМ, как выясняется на пятой станице повести, где главный герой блокадного Ленинграда - удав Маша

Я очень люблю мирных жителей.
Особенно- когда они не пишут книг о войне.
И- глядя на фото лауреата - трудно отмахнуться от заветного:

Отожрались крысы на тыловых харчах, а все мало.

Постановочный снимок, видимо, для промоушна книжулечки.
Синицкая в военной шинЭли и в чем-то типа блиндажа, где, впрочем, нашлось место самовару.
Самая нужная вещь для солдата - самовар, кто не в курсе.

ПС.
tumblr_mfcj9cUSOg1ro76g2o1_1280

Градус притяжения темы войны для мирных жителей всегда можно повысить, не обязательно путем литературы. Стриптизер в костюме солдата.
Subscribe

  • Пятая графа автора

    После недавнего обуждения творчества очередной южной шахрезады, номинированной на литпремию Национальный бестселлер, возник вопрос - а этично ли…

  • Вязаный жакет

    Современных русских писателей часто упрекают, что они не чувствуют родного слова ( потому что они не русские по национальности, например).…

  • (no subject)

    Все, что я тебе скажу, все будет из бумаги. ( П. Мамонов) Вообще же на заявку литературного критика по типу : " мне в книгах этого автора не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments