k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Categories:
Все, что я тебе скажу, все будет из бумаги.

( П. Мамонов)

Вообще же на заявку литературного критика по типу : " мне в книгах этого автора не хватает героя- интеллектуала ( света в конце тоннеля, витальности, историчности, уважения к святыням, целомудрия.. етс.)" можно смотреть в разных точек.

1. Во-первых, такого типа заявка подразумевает, что автор- нечто большее, чем червонец, который, как известно, всем нравится. Автор к тому же не супермаркет, в котором есть все и для всех. " Даже самая красивая девушка не может дать больше, чем она имеет", само- собой, не может дать этого и автор.
Тут вопрос скорее к читателю ( критику): как это приключилось, что открывая книгу за триста рублей или бесплатно, на сайте для бесплатного чтения, он преисполнен уверенности что ему тут " дадут" даже то, на что, по идее, не подряжались?

2. На этом месте критик встает в шестую позицию и декларирует: " Ну есть же на свете вещи, которые..." Я не буду подобно соседям Венички по общаге говорить, что мы сами знаем, какие есть вещи, а каких вещей нет. Я просто попрошу критика эти вещи перечислить.

Прочитав за десяток лет более тысячи рецензий, сначала от новых критиков, потом от самых новых, наконец от критиков выпуска 2021 года, я бы сказал, что существуют нынче, абсолютно у всех представителей критических школ, некие совокупные идеи о том, какие вещи есть или должны быть у современных авторов.

Коллективный критик гораздо больше ждет от личности автора, чем от его текстов.
Лимонов, например, зачислен в столпы русской словесности не потому, что породил десять романов ( достоинства которых, будем говорить откровенно, дискутабельны), а за совокупность деяний, которые наделили некоторых литературных мальчиков от 30 до 50 идеей, что они желали бы делать жизнь с Лимонова.

Основные претензии к Прилепину, достоинства романов которого еще более спорны, все-таки тоже располагаются не в области словесности, а в области его поступков и бытовых достижений. Попросту говоря: многие хотели бы жить как Прилепин, Лимонов, Елизаров, Аствацатуров, но никто не хотел бы писать как они. Не оттого, что они пишут плохо, а оттого, что по большому счету всем ( и критикам) все равно, как они пишут. Точнее, проза их- некий довесок к образу жизни. Доска для серфинга на пляже.

3. Герой-интеллектуал на страницах русского романа.

Пелевин утверждал, что видеорядом невозможно передать сообщение об абсолютном счастье, но в том же романе себя опровергал: рекламисты договорились, что посыл об абсолютном счастье передается картинкой моря, пальм и пляжа.
С интеллектуалом еще хуже. В жизни общение с интеллектуалом у всех прочих на пятой минуте укладывается в ощущение, что интеллектуал " грузит". Но, как известно, потребителю нужны не столь аутентичные вещи, сколь легкоусваиваемые их симулякры. Поэтому герой-интеллектуал подается в книге примерно как счастье в рекламе, то есть по поводу и без он разражается потоками сознания, в которых читателю понятны примерно пять слов из пятидесяти.
К простым земным радостям интеллектуал из книги амбивалентен. Пьет он каждые пять минут. Много путешествует и всякий раз, приехав в Тверь или Лондон, ловит себя на мысли, что сам не знает, зачем утруждал себе поездкой. Везде все одинаково, в Твери идет дождь, в Лондоне невозможно найти Макдональс, герой без смысл и цели ходит по городу, кормит белочек и поливает страницу рефлексией. В городе же, который постигло его ПМЖ, он быстро достигает вершины карьеры, потом теряет к этому всякий интерес и начинает экспериментировать с экзистенцией, всегда почему-то в области быта и секса и всегда одинаково: живет с простолюдинкой ( ами) и в целом поглядывает с интересом в строну трущоб, типа, там вся сила, брат. Периодически интеллектуал вспоминает о том, что он муж и отец, и в эти минуты у него бывает эндорфиновый приход.

В принципе, такого интеллектуала на радость читателем не составляет труда генерировать с помощью ИИ и вставлять во всякую книгу, пока читатели готовы платить пять копеек за встречу с ним.

Ровно та же процедура применима к запросу литературных критиков на целомудрие, историчность, витальность, уважение к святыням и свет в конце романа.

Ибо, раз уж автор и вслед за ним литературный критик, доехали до пляжа и сели под пальмой, то доску-то для серфинга на месте выдадут. И можно будет поговорить, поспорить о том, "качественная" она или нет.
Subscribe

  • Любовь и на ручки

    Даже если мужчина вчера дембельнулся и ничем видимым не обременен – он уже несет бетонную плиту своей собственной жизни, и больше ему на себя не…

  • (no subject)

    Гипотетическая ценность времени как ресурса в пространстве буржуазного мышления совершенно просто представлена формулой " время - деньги". Конкретно…

  • О структуре травмы

    Советская травма колбасой, очередями и туалетной бумагой школьной формой, которая в день Х вообще привела даму к смене гражданства ( на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments