k_k_kloun (k_k_kloun) wrote,
k_k_kloun
k_k_kloun

Category:

ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ГЛАЗАМИ БАЯ.

Все мы - даже снобы- любим Ровшана и Джамшута- бесхитростных гастербайтеров, вынужденных горбатиться в страшном городе Москва за пять-десять долларов. Потому что их история - вне времени. Самые умные из нас хоть раз, а многие пожизненно находятся в той ситуации, что кладут кирпичи для чужого дома, а сытые погонялы рассказывают, как мы лениивы и раз в год хлопают по плечу и снисходительно роняют :
-Молодец.
В позиции такого бая может оказаться и литературный критик.
Интересно заметить, что написание любого литературного произведения, даже говенного рассказа на 10000 знаков требует некоторого напряжения умственных сил. Что этот рассказ нужно выдумать, пусть даже вымысел и окажется дурацким. Согласовать друг с другом его части. Попытаться придать ему читабельный вид. Что же говорить о романе длиной в триста страниц? Есть откровенные графоманы с печатью на лбу, одержимые дурной силой, которые не парятся о том, чтобы их роман был на что-то похож, а просто садятся к компу и поливают всем, что пришло в дурацкую голову. Но как правило, по закону добра и красоты, продукция этих авторов никогда не попадается на глаза литературным баям. А если и попадается, то - вот совпадение!- отзывы всегда бывают самые благожелательные.Это не потому ли, что у графоманов бывают добрые и богатые родственники, которые оплачивают хорошие рецензии звонкой монетой? Ну конечно нет. Просто совпадение.
Но литературный критик- бай всегда находится в поиске терпил. Литературных же Ровшана и Джамшута, рядом с которыми может дать волю своей природе. Величественному жесту указующего пальца.
Литературному баю, в разряд которых я смело записываю Кирилла Анкундинова, его психофизика не позволяет говорить много. Сыпать словами,как Петрушка в передвижном кукольном театре, бай не станет. Ноблиз оближ. Весь его облик говорит о том, что каждое слово здесь на вес алмаза. Кажется, что он не сам читает книгу, а ему с поклоном подает ее на блюде лакей. Лакей же перевоачивает страницы. Бай просматривает. Наконец, приказывает лакею записать его вердикт:
" Писатель Х. неплох, но ему еще надо много работать. Тогда, возможно, его романы будут представлять интерес." В этом ритме продолжается трудовой день. Лакеи подносят книги. Лакеи переворачивают странцы. Каждый просмотр приводит к появлению фразы. Через три часа тяжелого труда перед нами - обзор новинок книжного рынка, который украсит собою литературную страничку " Урюпинских просторов".
Ошалев от тяжелого труда, литературный критик приказывает подать обед. Долго- предолго ест, восстанавливая силы для посещения соревенования акынов, бега в мешках или или плясок гурий. Или - для настоящего дела, того, где речь пойдет о бизнесе, то есть о литературной критике за хорошее вознаграждение.
Мне тоже попадались такие баи. К должности начальника они начинают примериваться еще в школе, понимая, что это единственная возможность избежать полного и окончательного зачморивания. Свою первую шляпу покупают раньше, вем успевает высохнуть след фломастера в дембельском альбоме. И всю оставшуся жизнь работают в основном с помощью перста указующего.
Это лечится? Запросто. Рекомендуются сеансы терапии "раеном" и щадящая диета. Посидев пару недель на смеси из сырой морковки и крепкого чая без сахара, бай делается куда более экстравертирован и словоохотлив.Запрет на занятие руководящей работой и непременная трудотерапия на стройках народного хозяйства поворачивает бая лицом к людям. А пешие прогулки по "раену" в ночное время суток способны внушить ему мысли о необходимости гуманитарных ценностей в пространстве личностного взаимодействия. Через месяц комплексного лечения литературный критик - бай вполне может ощутить порыв читать книгу, перелистывая ее собственноручно. Не факт, что после этого он сменит гнев на милость и запишет автора в Байроны. Но его перманентное ожидание отката в ответ на благожелательную и пространную рецензию вполне может уступить место порыву расправиться с произведением, опереруя фактами . Что в его случае уже можно считать положительной динамикой.
Основной инстинкт бая - это не чревоугодие, не похоть и не жадность. Это математически выверенное почтение к иерархии. Так что его похвалы и позитивы всегда относятся к тому литератрному чиновнику, который знимает высокие позиции в сеодняшней иерархии. Какую бы бездарную муть не породил выверенный литературный авторитет, бай всегда предложит "начинающим" на него равняться и милостиво сообщит, что пишут они вполне себе ничего, но, конечно, до М. им далеко, как до первой звезды.
Тема рангового места в литературной иерархии сегодняшней России вообще настолько интересна, что заслуживает отдельного обсуждения. С одной строны- нет никаких должностей и никто никого никуда не назначает. Вроде бы. Но с другой стороны, табель о рангах пристуствует и Пушкин, очевидно, живи сегодня, занимал бы какую-нибудь четырнадцатую позицию( при существующих щестнадцати), далеко отстав от Донцовой,Пелевина, Битова и Веллера. Лучше всех в мире это знает критик- бай. И именно к нему следует обращаться в поиске единственной информации, которой он владеет, как то: чье место в русской литературе у окна, а чье- на сквозняке.
А можно и не спрашивать. Можно просто посмотреть, кому бай сегодня бегает за сигаретами.
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    С Днем Футбола! Стадион в Питере. А космос-то, братцы, никуда не делся. Он просто в футбол перешел.

  • (no subject)

    История о том, как Александра 111 посмертно наградили магендавидом, и немедленно лишили награды, даже лучше, чем стена плача в центре Москвы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments